Правильная терапия муковисцидоза - основа качественной жизни ваших детей

Альтернативные и экспериментальные методы лечения инфекций, вызванных Mycobacterium abscessus. Консорциум по борьбе с НТМ.

Mycobacterium abscessus – это нетуберкулезные микобактерии, которые, как известно, вызывает тяжелые хронические инфекции. Лечение этих инфекций затруднено из-за внутренней или приобретенной устойчивости M. abscessus к некоторым антибиотикам. Несмотря на длительную терапию, лечение инфекций часто остается безуспешным, что приводит к прогрессирующей заболеваемости и возможной смертности. Большие исследовательские усилия вкладываются в поиск новых терапевтических возможностей для лечения M. abscessus.

1. Введение

Нетуберкулезные микобактерии (НТМ) – это микроорганизмы, которые все чаще признаются патогенами человека, с ростом числа инфекций. Из выделенных НТМ – Mycobacterium abscessus ассоциируется с наиболее тяжелыми инфекциями, включая прогрессирующее заболевание легких (особенно у пациентов с муковисцидозом), кожи и мягких тканей, центральной нервной системы, иногда приводящее к смертельным исходам.

Лечение инфекций, вызванных M. abscessus, является чрезвычайно сложной задачей. M. abscessus устойчив к нескольким противомикробным препаратам, включая противотуберкулезные препараты, и устойчив к макролидам у подвидов abscessus и bolletii. Кроме того, хронический характер инфекций M. abscessus, а также длительные лечения концентрациями противомикробных препаратов вызывают индуцированную (основанную на мутациях) резистентность к антибиотикам, еще больше ограничивая выбор антибиотиков и требуя множественной антимикробной терапии.

Генетические исследования изолятов M. abscessus позволили выделить три различных подвида M. abscessus – M. abscessus subsp. massiliense, M. abscessus subspp. bolletii и M. abscessus supsp. Они различаются по специфическим характеристикам и внутренним паттернам чувствительности к кларитромицину. Большинство изолятов M. abscessus subsp. abscessus и M. abscessus subsp. bolletii имеют полноразмерный и функциональный ген, придающий внутреннюю устойчивость к макролидам. Напротив, большинство M. abscessus subsp. massiliense имеют усеченный нефункциональный ген и, следовательно, по своей природе чувствительны к макролидам, но могут развить приобретенную (индуцибельную) устойчивость к макролидам. Учитывая особенности восприимчивости подвидов M. abscessus, текущие клинические рекомендации включают определение подвидов при легочных инфекциях, вызванных M. abscessus, с целью выбора антимикробной терапии.

Текущие рекомендации по лечению легочных инфекций, вызванных M. abscessus, включают комбинированную терапию двумя или более внутривенными препаратами (например, амикацином, тигециклином, имипенемом и цефокситином) с одним или двумя пероральными противомикробными средствами, включая макролиды, линезолид, клофазимин и, иногда, хинолон. Выбор противомикробных препаратов обычно определяется in vitro и, если возможно, тестом на чувствительность к макролидам. У штаммов с постоянной устойчивостью макролиды не рекомендуются в качестве основы лечения.

При лечении M. abscessus изолятов с индуцибельной устойчивостью к макролидам практические рекомендации могут отличаться – в то время как некоторые рекомендуют их использование, другие предлагают использовать другие противомикробные препараты, руководствуясь тестами на чувствительность. Эти различия в подходах связаны с недостаточным количеством клинических данных, сравнивающих клинический эффект различных комбинаций лечения. Длительная мульти-антимикробная терапия часто ограничивается лекарственной токсичностью (например, влияние на костный моза линезолидом, токсичность для печени тигециклином, развитие гиперчувствительности к β-лактамам и т. д.). Но даже при строгих режимах частота неудач лечения остается высокой с рецидивирующими или хроническими инфекциями и тяжелым клиническим исходом. В соответствии с поиском новых терапевтических средств наблюдается рост числа экспериментальных антибиотиков с потенциальной активностью против M. abscessus с различными механизмами.

В этом обзоре обобщены данные о новых и экспериментальных терапевтических вариантах лечения, вызванных инфекцией M. abscessus. К ним относятся новые антибиотики, и новые комбинации антибиотиков, изменение назначения известных антибиотиков и фаговая терапия.

1.1. Клофазимин

Клофазимин – это жирорастворимый кристаллический краситель, который был разработан в 1950-х годах в основном для лечения лепры, и было обнаружено, что он обладает антибиотической активностью в отношении M. abscessus изолятов. Несколько исследований показали синергизм in vitro между клофазимином и другими антибиотиками, такими как кларитромицин, амикацин, тигециклин и бедаквилин (BDQ), в то время как другие исследования сообщают о возможном усилении устойчивости.

Клинические данные об эффективности клофазимина доступны, но ограничены. В недавнем ретроспективном отчете о 42 пациентах с M. abscessus изменение посева мокроты была достигнута в 43% случаев после комбинированного лечения, которое первоначально включало клофазимин, и в 15% случаев, не лечение (случаи, в которых предыдущее лечение антибиотиками не помогло). Другое когортное исследование продемонстрировало благоприятные результаты использования клофазимина для лечения M. abscessus у больных с ослабленным иммунитетом, но включало лишь небольшое количество пациентов. Исследования с использованием клофазимина для лечения инфекций, вызванных M. abscessus, представлены в таблице 1. Текущие клинические руководства по лечению рекомендуют клофазимин в качестве предпочтительного препарата для лечения легочной инфекции вызванной M. abscessus, хотя его практическое применение может быть ограничено из-за ограниченной доступности во многих странах, в том числе в США.

Таблица 1

Экспериментальные методы лечения вызванных Mycobacterium abscessus инфекций, – обзор доказательств.

Терапия (способ применения) Доказательства in vitro Модели in vivo Опубликованный клинический опыт
Clofazimine (PO) Синергия с CLR, AMK, TIG и BDQ Лечение M. abscessus мышей у GKO – / – и SCID комбинацией CFZ и BDQ было эффективным. Ретроспективное исследование 42 пациентов, когортное исследование пациентов с ослабленным иммунитетом.
Bla Mab Ингибиторы
Авибактам
Relebactam
Vaborbactam
(IV)
Активен против референсных и клинических изолятов в сочетании с β-лактамами. Комбинации авибактама эффективны на моделях макрофагов, рыбок данио и Galleria mellonella. Нет данных
Двойные β-лактамы Синергизм двух β-лактамов показан в эталонных и клинических штаммах Синергизм на мышиной модели хронической легочной инфекции Нет данных
Bedaquiline
(PO)
Активность in vitro в клинических штаммах
Возможный антагонизм с β-лактамами
Эффект CFZ / BDQ у GKO – / – мышей и SCID. Нет эффекта у мышей nude,
Защитный эффект у рыбок данио.
Отчет о 10 пациентах, переносимость благоприятная
VAN / CLR
Комбинация
Синергизм VAN и CLR у эталонных и клинических штаммов, сомнительный эффект у штаммов с приобретенной устойчивостью к CLR. Нет данных Нет данных
Rifabutin
(PO)
Активность против клинических и эталонных штаммов, включая штаммы, устойчивые к CLR.
Синергия с CLR подавляет резистентность, индуцированную CLR.
Эффект в модели макрофагов, улучшение выживаемости в модели рыбок данио, эффект аналогичен эффекту CLR в модели мышей NOD SCID. Нет данных
Omadacycline (PO/IV),
Eravacycline (PO/IV)
омадациклин и эравациклин, обладают активностью в отношении эталонных и клинических штаммов. Нет данных Отчет одного пациента – отмечено клиническое улучшение
Tedizolid (PO/IV) Тедизолид действует только in vitro и в сочетании с CLR и AMK Внутриклеточный эффект в модели макрофагов. Отчет об одном пациенте с ослабленным иммунитетом
Delpazolid (PO/IV) Активен против эталонного штамма и 8 клинических штаммов. Отмечена спонтанная резистентность к дельпазолиду Внутриклеточный эффект в модели макрофагов
Сравнимый эффект дельпазолида с линезолидом в модели на мышах.
VXc-486 Активен против нескольких штаммов M. abscessus. Нет данных Нет данных
PIPD1 Активность против клинических штаммов Внутриклеточный эффект в макрофагах, эффективный в модели рыбок данио. Нет данных
Индол-карбоксамиды Активность против клинических штаммов
Синергия с имипенемом и цефокситином
Внутриклеточный эффект в макрофагах, эффект в мышиной модели. Нет данных
Вдыхал НЕТ Нет данных Нет данных Отчет о 2 пациентах с муковисцидозом показал снижение бактериальной нагрузки в мокроте. Отчет о 9 пациентах имел ограниченный эффект.
Фаговая терапия Широкое применение в лабораторных исследованиях микобактерий Нет данных Лечение диссеминированной инфекции у одного пациента

Клофазимин, CFZ; Кларитромицин, CLR; Амикацин, АМК; Тигециклин, TIG; Бедаквилин, BDQ; Ванкомицин, ВАН; Рифабутин, РФБ; Оксид азота, NO; Не применимо, не применимо.

1.2. Бедаквилин

Бедаквилин (BDQ; кодовые названия TMC2017 и R207910) – это диарилхинолиновый антибиотик. В настоящее время ВОЗ рекомендовал его для использования в составе комбинированного режима лечения туберкулезных бактерий с множественной лекарственной устойчивостью. Отчеты об эффективности BDQ in vitro на клинических изолятах M. abscessus показали, что большинство изолятов имеют МИК к BDQ в диапазоне 0,016–1 мкг / мл, однако значительная часть (15% изолятов) имеет МПК 16 мкг / мл и более. Доклинические модели in vivo инфекции M. abscessus показали различные результаты. У мышей, инфицированных эталонным штаммом ATCC 19977, BDQ не влиял на выживаемость или на нагрузку микобактерий, тогда как у GKO – / -, мышей SCID и моделей рыбок данио, BDQ оказывал защитный клинический эффект.

Данные о клиническом эффекте BDQ у людей, инфицированных M. abscessus немногочисленны, хотя текущие отчеты несколько обнадеживают, а именно демонстрируют переносимый профиль безопасности нескольких препаратов. Однако, учитывая сообщение об антагонистическом эффекте бедаквилина и β-лактамов, следует соблюдать осторожность при рассмотрении этой комбинации лечения.

1.3. Рифабутин

Недавно было показано, что рифамицин рифабутин проявляет активность in vitro в отношении эталонных штаммов, а также клинических изолятов M. abscessus. Эта антимикробная активность была примерно в 10 раз выше, чем активность рифампицина и рифапентина, и была очевидна для штаммов, устойчивых к кларитромицину. Было обнаружено, что рифабутин с кларитромицином подавляет индуцибельную резистентность к кларитромицину, что позволяет предположить, что эта комбинация препаратов может иметь большое клиническое преимущество.

Недавние исследования продемонстрировали антимикробный эффект рифабутина против M. abscessus на доклинических моделях. На модели макрофагов инфекции M. abscessus было показано, что рифабутин снижает внутриклеточную бактериальную нагрузку и образование хорды, в то время как на модели инфекции рыбок данио лечение рифабутином улучшает выживаемость личинок. На модели мышей NOD SCID было показано, что рифабутин столь же эффективен, как и кларитромицин, в снижении бактериальной M. abscessus нагрузки в селезенке и легких. Клинических испытаний рефабутина для лечения M. abscesssus инфекции пока нет.

1.4. Новые ингибиторы β-лактамаз

Устойчивость M. abscessus к β-лактамам объясняется множеством механизмов, включая хромосомно-кодируемую β-лактамазу Ambler-класса A (Bla Mab ), которая не ингибируется клавулоновой кислотой, тазобактамом или сульбактамом. Фактически, эти ингибиторы β-лактамаз сами являются субстратами сильнодействующего Bla Mab . Возможная активность недавно разработанных ингибиторов β-лактамаз была изучена в нескольких недавно опубликованных исследованиях. Авибактам не является ингибитором β-лактамных β-лактамаз, одобренным в сочетании с цефтазидимом для лечения грамотрицательных бактериальных инфекций. В отличие от клавулоновой кислоты и тазобактама, авибактам, по-видимому, ингибирует Bla Mab. Было показано, что сочетание авибактама с амоксициллином или пиперациллином эффективно против эталонных штаммов и клинических изолятов M. abscessus, а также in vivo на рыбках данио и Galleria mellonella моделях соответственно. В обеих моделях добавление авибактама сделало амоксициллин и пиперациллин столь же эффективными, как и меропенем. Неожиданно было обнаружено, что авибактам улучшает in vitro и in vivo эффект имипенема, карбапенема, предположительно не подверженного влиянию Bla Mab , что позволяет предположить, что авибактам может обладать некоторой тонкой внутренней активностью.

Релебактам и ваборбактам – это другие не-β-лактамные ингибиторы β-лактамазы, недавно одобренные для использования в комбинациях имипенем – релебактам и меропенем – ваборбактам. Было показано, что релебактам ингибирует Bla Mab и делает клинические изоляты M. abscessus чувствительными к амоксициллину. В другом исследовании изучалось влияние релебактама и ваборбактама на МПК некоторых карбапенемов (включая имипенем и меропенем) и цефалоспоринов (включая цефепим, цефтаролин и цефуроксим) в клинических изолятах M. abscessus. За исключением цефокситина, МПК всех протестированных антибиотиков снижались в присутствии либо релебактама, либо ваборбактама, что указывает на возможную пользу их использования в составе комбинации на основе β-лактама. К сожалению, пока нет клинических исследований для оценки эффективности авибактама, релебактама или ваборбактама в комбинациях лечения инфекций M. abscessus. Кроме того, все новые ингибиторы β-лактамаз в настоящее время клинически доступны только как части комбинации лекарств с фиксированным соотношением с β-лактамами. Поскольку и соотношение лекарственных средств, и выбор β-лактамов могут быть неоптимальными для лечения M. abscessus, клиническое использование новых ингибиторов β-лактамаз для этой цели может быть затруднено.

1.5. Двойные β-лактамы

Фармакологический принцип использования двух β-лактамов основан на селективном или относительно селективном ингибировании неизбыточных целевых ферментов в физиологии микобактерий. β-лактамы действуют путем ингибирования транспептидаз, необходимых для биосинтеза клеточной стенки бактерий. Теперь очевидно, что, хотя большинство бактерий используют в основном D, D-транспептидазы (также известные как пенициллин-связывающие белки), микобактерии в значительной степени полагаются на L, D-транспептидазы, и что в каждой бактерии имеется несколько различных транспептидаз, каждая из которых ингибирует в разной степени различными β-лактамами. Поскольку каждый β-лактам проявляет различную ингибирующую активность в отношении различных L, D-транспептидаз и D, D-транспептидаз, комбинация двух β-лактамов может иметь синергетический эффект. Авибактам может также напрямую ингибировать L, D-транспептидазы, что может объяснить, почему его добавление к имипенему более эффективно, чем только имипенем. Несколько комбинаций двойных β-лактамов действительно показали синергизм против клинических изолятов in vitro, т.е. имипенема с цефокситином или цефдиниром, а также с авибактамом. Подобный синергизм был показан на модели хронической легочной инфекции у мышей. К сожалению, клинических испытаний терапии двойным β- лактамом при лечении M. abscessus не проводилось. Однако эти исследования показывают, что использование двух β-лактамных агентов в терапевтическом комбинированном режиме может быть скорее полезным, чем избыточным, даже если исторически этот вариант может показаться нелогичным.

1.6. Ванкомицин / Кларитромицин

Ванкомицин – это трициклический гликопептидный антибиотик, обычно используемый против грамположительных бактерий, но считающийся неэффективным против микобактерий. Неожиданно было показано, что ванкомицин проявляет синергизм с кларитромицином в отношении M. abscesseus штаммов, которые изначально были чувствительны к кларитромицину. В штаммах, у которых была экспериментально индуцирована резистентность к кларитромицину, добавление ванкомицина приводило к снижению МИК кларитромицина. Напротив, после длительного воздействия кларитромицина клинически значимые МПК кларитромицина не были достигнуты даже при добавлении ванкомицина, что предполагает осторожную интерпретацию при применении этого исследования in vitro в клинической практике. Принимая во внимание побочные эффекты длительного лечения ванкомицином, необходимость парентерального введения и беспокойство по поводу появления устойчивых к ванкомицину бактерий, клиническое использование этой комбинации отложено до получения дополнительных доказательств.

1.7. Новые противомикробные препараты

Омадациклин, новый антимикробный агент на основе аминометилциклина, входящий в группу препаратов тетрациклинового класса, недавно был одобрен Управлением по контролю за продуктами и лекарствами США (FDA) для лечения инфекций кожи и мягких тканей и пневмонии. Эравациклин (флуороциклин) – новый аналог тетрациклина, одобренный для парентерального лечения осложненных внутрибрюшных инфекций. Исследования in vitro показали, что как омадациклин, так и эравациклин обладают антимикробной активностью, аналогичной тигециклину, в отношении как эталонных, так и клинических M. abscessus штаммов. В частности, поскольку омадациклин доступен в виде перорального препарата, он может играть роль в лечении хронических M. abscessus инфекций в амбулаторных условиях. лечении хронической M. abscessus. Недавно сообщалось о легочной инфекции у одного пациента с хорошей переносимостью и некоторой клинической пользой. Никаких других клинических испытаний, описывающих использование омадациклина или эравциклина, вызванных M. abscessus, инфекциях нет.

Тедизолид – это оксазолидиноновый антибиотик нового поколения, одобренный FDA в 2014 году для лечения инфекций кожи и мягких тканей. Несколько исследований in vitro продемонстрировали антимикробную активность тедизолида против M. abscessus, как отдельно, так и в сочетании с другими противомикробными средствами, такими как кларитромицин и амикацин. На модели макрофагов было показано, что тедизолид обладает внутриклеточной антимикробной активностью при использовании отдельно и в сочетании с имипенемом и с авибактамом или без него. Сообщается, что по сравнению с оксазолидиноном линезолидом, тедизолид имеет более благоприятный профиль переносимости при 14-дневной схеме лечения. Клинические сообщения о лечении M. abscessus инфекции с помощью тедизолида крайне ограничены. Следует отметить, что в одном сообщении описывается успешное лечение тедизолидом M. abscessus инфекции у пациента с ослабленным иммунитетом.

Два новых противотуберкулезных препарата, деламанид и претоманид (PA-824), были недавно оценены на предмет их действия против M. abcessus. Одно исследование, посвященное изучению клинических МПК изолятов M. abscessus, показало, что большинство штаммов устойчивы к деламаниду. Другое исследование in vitro показало, что, хотя претоманид подавлял рост M. tuberculosis, он имел низкую активность в отношении M. abscessus. Необходимы дополнительные исследования in vitro и in vivo, чтобы определить, могут ли деламанид и претоманид применяться для лечения инфекций, вызванных M. abscessus.

Несколько экспериментальных препаратов, которые в настоящее время разрабатываются, были оценены на предмет их влияния на M. abscessus: Delpazolid (LCB01-0371) – новый оксазолидинон, который в настоящее время проходит фазу II клинического исследования для лечения туберкулеза (доступно в Интернете: https://clinicaltrials.gov/ct2 / show / NCT02836483). В исследовании Kim et al. было показано, что дельпазолид обладает противомикробным действием против M. abscessus in vitro и на модели внутриклеточных макрофагов. В модели на мышах с использованием высоких доз антимикробного препарата дельпазолид был более эффективен, чем линезолид, в легких, но менее эффективен в селезенке и печени. VXc-486 – новый аминобензимидазол, нацеленный на гиразу B, оцениваемый как антимикобактериальный препарат. Было обнаружено, что VXc-486 сильно ингибирует рост M. abscessus in vitro (MIC 50 1,0 мкг / мл и MIC 90 4,0 мкг / мл). Данные in vivo о влиянии VXc-486 на инфекцию M. abscessus отсутствуют, но его эффективность была продемонстрирована на мышиной модели с туберкулезом.

PIPD1, [GSK1985270A; 4- (4-хлор-3- (трифторметил) фенил) -1- (2-метилбензил) пиперидин-4-ол] – это новая молекула на основе пиперидинола, которая действует против микобактерий, нарушая транслокацию миколиновой кислоты из цитоплазмы в периплазматическую сторону плазматической мембраны, препятствующая образованию внешней части или стенки микобактериальной клетки. Было показано, что PIPD1 проявляет мощную активность против клинических M. abscessus штаммов in vitro (MIC 0,125 мкг / мл, бактерицидный в анализах на время убийства), в инфицированных макрофагах и на модели инфекции рыбок данио. Индолкарбоксамиды также действуют, нарушая транспорт и продукцию миколиновой кислоты, тем самым подавляя синтез клеточной стенки микобактерий. Показано, что обладают сильной антибактериальной активностью против широкой панели индолкарбоксамидов M. abscessus изолятов in vitro и в инфицированных макрофагах, обладают синергетическим эффектом с имипенемом и цефокситином (проявляют активность на мышах) и модели M. abscessus. Для этих экспериментальных препаратов нет клинических испытаний.

Ингибиторы MmpL3 – это большая группа экспериментальных препаратов, нацеленных на борьбу с микобактериями, включая M. abscessus. Роль MmpL3 в физиологии бактерий была выяснена только недавно, и, по-видимому, он действует как флиппаза в микобактериях, что важно для построения клеточной стенки. Эта группа новых лекарств подробно обсуждается в другом обзоре этого специального выпуска, поэтому мы не останавливаемся на нем.

1.8. Ингаляционный оксид азота

Оксид азота (NO) эндогенно продуцируется и играет важную роль в ответной реакции организма на бактериальную инфекцию. NO обладает антимикробными свойствами против различных микроорганизмов, включая бактерии, грибы и паразиты, и было показано, что он эффективен против бактериальных биопленок. Кроме того, было обнаружено, что NO играет ключевую иммуномодулирующую роль в защите от микобактериальной инфекции. Несколько испытаний продемонстрировали потенциальное использование вдыхаемого NO для лечения легочных инфекций, особенно при хронических заболеваниях легких или инфекциях, вызываемых Pseudomonas aeruginosa, при которых образование биопленок считается частью физиологического процесса. К сожалению, NO оказывал ограниченное терапевтическое действие на Mycobacterium tuberculosis инфекцию. Недавний клинический отчет о двух пациентах с муковисцидозом и инфекцией Mycobacterium abscessus, получавших ингаляционный NO, дал многообещающие результаты, показавшие значительное снижение бактериальной нагрузки в мокроте. В следующем открытом исследовании было описано девять пациентов с муковисцидозом и Mycobacterium abscessus инфекцией, которых лечили в течение 14 дней ингалированием NO. Это пилотное исследование продемонстрировало, что вдыхаемый NO безопасен, не отмечая никаких побочных эффектов. К сожалению, несмотря на некоторое снижение бактериальной нагрузки в мокроте после лечения, результаты не были статистически значимыми, и у пролеченных пациентов не было отмечено значительного улучшения функции легких. Хотя вдыхаемый NO может играть роль в лечении хронических инфекций легких в целом, необходимы дополнительные клинические исследования, чтобы оценить его специфический эффект против M. abscessus.

1.9. Фаговая терапия

Идея использования фагов против бактериальной инфекции была пересмотрена в последние годы в рамках продолжающегося поиска решений для организмов с множественной лекарственной устойчивостью. Лечебные бактериофаги привлекательны тем, что они специфичны для патогенов и безопасны для тканей человека. Сообщение об успешном лечении бактериофагами грамотрицательной инфекции с множественной лекарственной устойчивостью стимулировало дальнейшие исследования и клинические испытания в этой области. В 2019 году Дедрик и др. сообщили о случае 15-летней пациентки, перенесшей трансплантацию легких, которая страдала от диссеминированной M. abscessus инфекции, в основном сосредоточенной в ее легких и на коже, инфекция которой прогрессировала, несмотря на все доступные методы лечения. Пациент получил длительное лечение комбинированным коктейлем из трех искусственно созданных микобакриофагов и впоследствии избавился от инфекции. Не было отмечено никаких побочных эффектов при этом лечении. Следует отметить, что большинство, если не все охарактеризованные микобактериофаги не обладают значительной активностью против M. abscessus, а три фага, использованные у этого пациента, были «созданы» в лабораторных условиях либо путем «фагового перебора» (повторного прохождения фага). Обнадеживающая фаговая терапия против M. abscessus инфекции на данный момент далека от практического решения. Фаговая терапия требует персонализированной разработки фагов наряду с большой коллекцией бактериофагов, доступных только в определенных исследовательских лабораториях, что делает коммерческое производство нецелесообразным. В частности, коктейль из трех фагов, использованный в этом исследовании, оказался неэффективным против других изолятов M. abscessus, что сделало его подходом, ориентированным на пациента, и непрактичным в большинстве клинических условиях. Кроме того, в будущем может возникнуть резистентность к фагам, особенно при длительном лечении.

2. Обсуждение

Лечение инфекций, вызванных M. abscessus, является чрезвычайно сложной задачей из-за сложных профилей устойчивости к противомикробным препаратам; множественные бактериальные механизмы, ведущие к толерантности, что со временем способствует приобретению устойчивости; и ограниченная клиническая предсказуемость результатов in vitro, что приводит к частым неудачам лечения, несмотря на длительные режимы приема нескольких препаратов. В рамках глобального поиска методов лечения бактерий с множественной лекарственной устойчивостью проводится оценка новых противомикробных препаратов и комбинаций противомикробных препаратов в целом и, в частности, для M. abscessus. К сожалению, большинство исследований этих противомикробных агентов проводится либо in vitro, либо на клеточных или животных моделях. Клинический опыт применения новых лекарств или оптимальных комбинаций лекарств ограничен, противомикробные препараты для лечения врачам приходится подбирать индивидуально для M. abscessus, в основном на основе значений МПК бактерий. Хотя существует острая необходимость в клинических испытаниях, сравнивающих методы лечения, их может быть трудно стандартизировать из-за сложности схем лечения противомикробными препаратами. Тенденции современной медицины сводятся к персонализированному лечению, специфичному для патогенов, такому как инженерная фаговая терапия или индивидуализированные комбинации лекарств в сочетании с комбинированной антимикробной эффективностью против клинического изолята, может быть ключом к искоренению и клиническому успеху. Независимо от того, используются ли индивидуальные или универсальные рекомендации, необходимы клинические исследования, чтобы помочь принять решение о лечении этих разрушительных и хронических инфекций.

Источник (2020г.). https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC7555341/

Консорциум по борьбе с НТМ

Группа медицинских центров США, специализирующихся на исследованиях и лечении нетуберкулезных микобактерий, сформировала консорциум для проведения исследований, направленных на стандартизацию диагностики и лечения бактериальных инфекций.

Признавая необходимость лучшего понимания того, как диагностировать и лечить эти инфекции, Фонд разработал Консорциум NTM, сеть из 10 центров по уходу, имеющих опыт изучения и лечения инфекций NTM, а также относительно большие группы людей, инфицированных NTM.

Членство в консорциуме

Мичиганский университет, Мичиганский центр педиатрической медицины Анн-Арбор, штат Мичиган.
Центр помощи взрослым при кистозном фиброзе Джонса Хопкинса Балтимор, штат Мэриленд.
Детская больница Алабамы, Центр педиатрии Бирмингем, штат Алабама.
Университет Северной Каролины в Центре ухода за взрослыми Чапел-Хилл Чапел-Хилл, Северная Каролина
Юго-западный центр ухода за взрослыми Техасского университета Даллас, Техас
Национальный еврейский центр здравоохранения для взрослых Денвер, Колорадо.
Детская больница Центр педиатрической помощи Колорадо Аврора, Колорадо.
Детская больница Центра педиатрии Нью-Йорка Нью-Йорк, NY
Центр ухода за взрослыми Медицинского центра Вашингтонского университета Сиэтл, Вашингтон.
Центр педиатрии детской больницы Сиэтла Сиэтл, Вашингтон.

Консорциум поддерживал исследование по оценке ингаляционного молграмостима у взрослых в возрасте 18 лет и старше с муковисцидозом и инфекцией NTM в легких (Savara SAV008-02). Это исследование было открытым, то есть все участники получали молграмостим. Участники получали ингаляционный молграмостим (300 мкг/доза) один раз в день в течение сорока восьми (48) недель с использованием небулайзера PARI eFlow. Это исследование было остановлено в начале марта 2020 года из-за влияния COVID-19 на набор и удержание участников, а также влияния одобрения Трикафта в середине исследования (ноябрь 2019 г.) на конечную точку первичного исследования. Решение прекратить исследование не было основано на соображениях безопасности. Предварительные данные, основанные на 12 участниках, завершивших не менее 20 недель лечения, показали, что пять (5) пациентов, принимавших трикафту, достигли основной конечной точки конверсии посева мокроты.

Источник. https://www.cff.org/Trials/Finder/details/558/Study-to-evaluate-inhaled-molgramostim-in-adults-18-years-and-older-with-cystic-fibrosis-and-an-NTM-infection-in-the-lungs

0

Автор публикации

не в сети 1 день

Юстас

Аватар 15
Комментарии: 7Публикации: 360Регистрация: 01-07-2019

Добавить комментарий

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Генерация пароля